Мне подарили

21:40 16.11.2012
Вадим Шамдан опубликовал запись в сообщество Донецк онлайн

Героя скандального фильма "Шахта №8" Юру Сиканова "отходили" битой

Героя скандального фильма "Шахта №8" Юру Сиканова "отходили" битой

Сейчас 19-летний парнишка из Снежного Донецкой области находится в отделении челюстно-лицевой хирургии в одной из больниц Макеевки, ему предстоит долгое лечение. Две операции уже сделаны: вскрыты флегмоны подподбородочной области, наложены швы. Но, как рассказал зав. отделением Сергей Румянцев, у парня переломы суставных отростков нижней челюсти, и необходимо установить специальные пластины, иначе прожевать даже хлебный мякиш ему будет сложно…

После ажиотажа – затишье и проблемы

Ситуация непростая. После показа вне конкурса на прошлогоднем киевском фестивале документального кино Docudays фильма «Шахта №8» о парнишке, который, работая на дырке, содержал двух сестренок и мать, он пережил моменты славы, быстро перешедшие в некое забвение. Шуму фильм, который сняли с конкурсного показа, наделал много. Судьбой мальчика из шахтерской глубинки прониклись многие. Отбоя не было от желающих помочь ему выбраться из того окружения, где он живет, с обучением посодействовать… Журналисты устроили настоящее паломничество в снежнянский поселок. Даже московский мэтр документалистики Владимир Молчанов побывал в гостях у Юры…

Городские власти после фильма и публикаций в СМИ помогли ему в быту, например, с подключением электроэнергии к хибаре, в которой он живет с мамой. Они прошлую зиму прожили без электроэнергии, которую РЭС отключил за долги, накопленные матерью Юры и ее сожителем (тот очередной раз осужден). Мэрия предлагала Юрию устроиться работать на завод. Он отказался, поскольку реально, особенно в начале, будучи учеником, мог там, дескать, заработать в лучшем случае тысячи полторы. Для парня 19 лет, мол, это не деньги, тем более, что на привычной ему шабашке он мог получить на руки гораздо больше. По профессии он сварщик. Но такую работу не нашел. Или плохо искал, или уже расхотел таким образом на хлеб зарабатывать? Поговаривают, что в последнее время он и на дырках работал.

Хотя при встречах всегда настойчиво меня заверял, что на «дырки» больше ни-ни! Ему в этом признаться, значит, попасть в немилость и к владельцам копанок, и к правоохранителям. А участковый и без того им недоволен: Кирилл Репенко, естественно, не может согласиться с тем, что Юра нигде официально не работает. Мол, на какие средства живет?! Да и видывал его, дескать, в подпитии. В словах милиционера прозвучала некая обида на то, что Юра, которому как-то грозило составление протокола за распитие «энергетика» в общественном месте, тут же стал звонить журналистам.

Звонил он мне. Дело было вечером примерно за неделю до той драки с соседями, которая для него закончилась в отделении хирургии. Юра искренне не понимал, почему составляют протокол: ну, не знал он, что распитие даже пива на улице – наказуемо. Попыталась доказать ему, что он не прав, а понял ли? Пил он «энергетик» у поселкового магазина, где для любителей посиделок за пивом и чем-то погорячее и стол поставили. У меня даже есть фотографии мужичков, сидящих здесь средь бела дня за бутылкой водки. То есть, у Юры была уверенность, что он ничего противоправного не делал.

Позже участковый уточнил, что в тот вечер ограничился предупреждением. Но явно было видно, что Юра его, мягко говоря, огорчает.

столики у кафе

Столик у поселкового магазина пустует редко. «Повезло» застать его таковым.

Из песни слов не выкинешь

Я предупредила парняа, что не буду приукрашивать ситуацию и однозначно выгораживать его. Что и делаю для объективности картинки. Его сестра Юлечка (она находится в детском доме) не стала мне откровенно говорить о Юриных проблемах, родная же кровь, но видно, что ее очень тревожит любимый брат. Намекала, что пример спившейся мамы (она лишена родительских прав, но Юра уже совершеннолетний и живет с нею), увы, заразителен. И соседи уклончиво говорили, что пиво и энергетики для него – обычное дело. Смесь в прямом смысле сногсшибательная… Повлиять на него некому, мама только в пропасть тянет. Старшая сестра сейчас далеко — на заработках в столице.

Впрочем, у него есть добрые соседи, которые в одно время до лишения мамы родительских прав приютили было его с сестренками. Но он и их уже огорчает, они рассказали о некоторых нелицеприятных эпизодах, которые подтверждают, что Юрию нужно срочно бросить родную шахту №8 и бежать отсюда, а он, как якорем привязан к Снежному. Отпустит ли он его?

Сам он объясняет свое нежелание куда-то уехать тем, что «мама без него пропадет». Но явно понимает, что ее не исправить… А Юру, по всему видно, за собой она тянет. Говорю об этом открыто не первая, и считаю, что скрывать такое не стоит.

Герой фильма "Шахта №8" Юра Сиканов: Сейчас моя главная забота — спасти маму

В чем правда, мужики?

А парень, уверена, и уехал бы… Но куда? Где и кто его конкретно ждет? Здесь хоть хибара есть, друзья без горбушки хлеба не оставят. Правда, и без …

Есть благотворительная организация в Херсоне, которая обещала помочь ему с обучением. Но «якорь» его не отпустил. И он «профукал» реальную возможность начать все сначала.

В Снежном к нему ощущается некое недоверие, замешанное на обиде за фильм, который одних разоблачил, других — «прославил» и ославил. Чувствуется, что никто и нигде здесь не ждет его с распростертыми объятиями. Нехорошо, что на завод он не пошел: пусть копейки бы платили, но честно заработанные. Неужели лучше горбатиться на дырке или чужих огородах?

Многие уважают его за стойкость, но немало и таких, кто считает, что Юра после фильма «загордился». Вот и с соседями по проулку — сплошные нелады. Побоище с отцом и сыном М. произошло в субботу вечером накануне выборов. Через три дня после этого мы с участковым поехали в поселок, поговорить с ними. Отец явно с похмелья был дома, он пояснил, что Юра, дескать, первым грубо задел их у калитки, вот у них нервы и не выдержали. Обвинял при этом парня во всех грехах. А сам?

— В тот вечер я не пил, — заверил сосед, — я же член участковой избирательной комиссии, мне надо было быть трезвым!

Его жена вышла из дома. Судя по внешнему виду супругов, любят они посиделки за рюмашкой. Это мягко сказать… И в ту субботу накануне выборов погуляли, а закончилось всё трагически. Квартирка Юры (его друг Дима сделал несколько снимков, не уверена, что они смогут быть доказательством в суде) — в крови, стулья разбиты, окно тоже. Кто это сделал? Докажи теперь. Сразу же никто милицию не вызывал, только на утро Юра обратился к врачам. А о разбитом лице хлопца и говорить не приходится, ведь в ход пошла бита, ею «гости» и ударили парня по лицу, превратив его в месиво. Сейчас все – более-менее.

Забор

Вот этот проулок разделяет двор Юры и тех, кто пустил в ход биту. Собаки соседей – дружат, а хозяева…

Падающего – толкни?

Словом, у парнишки — свои объяснения по поводу случившего (он, дескать, спал, а мужики сами пришли), у соседа – свои…

Начальник следственного отделения Виктор Гопила и следователь Ирина Тозик пояснили, что уже возбуждено уголовное дело по нанесению телесных повреждений. Но и у отца с сыном (они через несколько дней сняли побои) есть синяки, которые «могли быть получены в указанный период».

Созвонилась с режиссером фильма «Шахта №8» Марианной Каат, она готова уже из Эстонии снова поднять всех тех, кто после триумфальной презентации фильма на фестивале в Киеве (и не только) обещал помочь. Но Юра сам все-таки должен все решить для себя. Не слепой, ни кривой, поводырь ему не нужен. Пятнадцатилетним подростком он был более решительным и «правильным». Кстати, в больнице никто и не знает о его «звездном часе», он не кичился этим, скромно вел себя. Что лишний раз говорит о его «незвездности».

Его образ маленького трудолюбивого главы семейства из фильма не дает покоя. Даже если у него начались сложности (парню-то еще и двадцати лет нет, перемелется, мука будет), то время все исправить и отказаться от соблазнов спивающейся глубинки — есть. И он хочет этого!

А конкретно сейчас ему нужна реальная помощь деньгами, чтобы подлечиться, а пластины для имплантации не дешевы. Ему прислали три тысячи гривен: те самые соседи, которые до сих пор поддерживают его, созвонились с фермером, арендующим земли паев, унаследованных мамой от родителей-сельчан. Тот авансом оплатил аренду. Денег хватило на две операции, покупку кефира и соков, а твердую больничную пищу он перемалывает и только так может есть.

Нужны же еще около десяти тысяч гривен для обследования и на пластины. И зубы же выбиты. Мы надеемся, что неравнодушные читатели помогут парню, который сейчас весь в раздумьях о прожитом и случившемся. Он в свои девятнадцать многое видел, а по сути, еще отрок на перепутье. Не уподобимся тем, кто может поступить по принципу: падающего – толкни…

Ко всем неравнодушным, кто проникся судьбой парня из глубинки и может помочь, приводим номер карты ПриватБанка:

5211 5374 1725 8378.


Валентина Постнова. Фото автора.

Метки: шахта №8, Юра Сиканов
03:00 11.04.2012
Вадим Шамдан опубликовал запись в сообщество Донецк онлайн

"После Донбасса Эстония показалась раем". Интревью с Марианной Каат

Оригинал взят у [info]frankensstein в "После Донбасса Эстония показалась раем". Интревью с Марианной Каат
Имя эстонки Марианны Каат стало известно в Украине совсем недавно. О ней и ее фильме «Шахта № 8» заговорили после того, как картину неожиданно запретили показывать на киевском фестивале Docudays по инициативе украинского сопродюсера Елены Фетисовой, объявившей фильм «постановочным и лживым». Скандал обошел все ведущие украинские СМИ. Журналисты назвали запрет фильма, рассказывающего о детском труде на нелегальных шахтах Донбасса, — «политическим заказом». В первые дни после запрета, эстонскую киноленту посмотрели на ютубе более 100 000 человек.




В эксклюзивном интервью Марианна Каат согласилась прокомментировать последние события, связанные со скандалом вокруг ее фильма в Украине.

Как вам в голову пришла идея снять фильм в Донбассе?

— Ехали наугад. Слышала про этот регион, много читала в интернете про нелегальные копанки и решила съездить "на разведку". Познакомиться с людьми и найти какую-нибудь интересную историю для фильма.

— Как вы познакомились с Юрой Сикановым? Сразу ли он согласился сниматься в фильме?

— С Юрой познакомилась именно так, как это показано в фильме — он просто въехал на велосипеде в кадр и начал задавать нам вопросы. Правда, я уже про него знала и за день до этого мы ходили его искать, но тогда его не оказалось дома. Так что, как я всегда говорю, мы искали его, а он нас.

— Как проходили съемки фильма? Вы жили в Снежном или в Донецке?

— Мы снимали фильм на протяжении полутора лет. Сначала мы жили в Торезе, так как в Снежном просто не было гостиницы. Но когда ее открыли, сразу переехали в Снежное, поближе к месту съемок. В единственный отель «Кураж».

— Каковы ваши впечатления от Донецкой области?

— Впечатления свои я постаралась отобразить в фильме. Вне фильма могу особенно отметить украинскую кухню: кормят в Снежном и Торезе потрясающе! Дешево и очень вкусно!

— Существенно ли различается уровень жизни в Украине и Эстонии?

— Украина большая, и я могу говорить только о Донецкой области (в западной Украине я никогда не была, к сожалению). В нашей стране много неразрешенных проблем и есть еще куда развиваться, но каждый раз, когда мы возвращались после съемок домой, было ощущение, что мы возвращаемся в рай, и что нам как-то просто неприлично жаловаться и ныть.

— Вы испытывали во время съемок фильма давление со стороны местных властей или правоохранителей?

— Никакого давления мы не испытывали. В принципе, мы снимали то, что хотели, а местные власти были не очень в курсе, что конкретно мы снимаем.

— Было ли вам страшно в Снежном? Все-таки вы находились в чужой стране и снимали фильм о нелегальной угледобыче.

— Страшно не было никогда, единственная забота была о детях, мы должны были всегда помнить о том, что мы уедем, а они останутся. В связи с этим как раз были трудности, надо было просчитывать ситуацию вперед.

— Как вышло, что вы познакомились с Еленой Фетисовой? Почему вы решили сотрудничать с ней и продать ей права на фильм?

— С Фетисовой я знакома давно и, более того, ранее мы уже делали с ней один фильм Прикольная сказка, где я была сопродюсером. Этот фильм полностью снимался в Эстонии. Именно по завершении съемок этого фильма, я предложила следующую совместную работу сделать в Украине. Сама идея сопродюсерства предусматривает, что сопродюсер находит деньги для проекта на своей территории и за это получает коммерческие права на использование фильма у себя в стране. В данной ситуации Фетисова должна была получить деньги на производство фильма в вашем Министерстве культуры, а за это — эксклюзив на Украину. Фильм снимался долго, и за это время у вас в стране сменилось руководство и президент. Старое правительство обещало поддержать фильм, а новое категорически отказало. В результате Фетисова "вошла" в проект с очень маргинальной суммой. Собственно, в основном тратами, сделанными на свое же функционирование в проекте.

— Когда вы поняли, что Фетисова против показа вашего фильма в Украине?

— Несмотря на очень маленький процент ее участия, я не оспаривала ее коммерческие (не фестивальные!) права на Украину, но никогда не предполагала, что она не собирается показывать фильм в Украине. Ее решение по Docudays было для меня совершенно неожиданным. Вообще-то это абсолютно беспрецедентный случай в истории кино, когда сопродюсер, подписашийся своим именем и именем своей студии в титрах фильма, начинает ставить палки в колеса собственному фильму. У продюсера, как и у любого другого члена съемочной группы, всегда есть возможность до создания титров выйти из проекта, Фетисова же этого почему-то не сделала.

В свете событий, развернувшихся на Docudays, у меня есть вопрос: почему фильм, ранее показываемый во всем мире и от ее имени тоже, вдруг получил обвинения в ложности и искажении фактов именно в Украине? В какой момент Фетисова врала — тогда, когда соглашалась выпускать фильм со своим именем, или теперь, когда отреклась от него таким подлым образом? И почему до объявления фильма в качестве участника конкурса на Docudays, Фетисовой не пришло в голову разослать письмо с таким же содержанием на предыдущие двадцать девять международных фестивалей?

— Между вами ране случались конфликты, или слова украинского продюсера стали для вас новостью?

-Когда Фетисовой дали однозначно понять в вашем Госкино, что этот проект украинской стороной поддержан не будет (то есть, Министерство культуры финансировать его не собирается), она моментально охладела к проекту. Это случилось примерно в середине съемочного периода, и с тех пор больше она с нами на съемки не ездила. Мы сохраняли вполне цивилизованные отношения. Доказательством тому служит то, что я не была против ее имени в титрах, хотя реально она не смогла выполнить своих обязательств — по условиям сопродюсерского договора она должна была войти в проект с финансированием от украинского Госкино.

Для меня ее борьба за запрет фильма стала совершенной неожиданностью. Ну а про последнее письмо мне даже и сказать нечего. Это не поддается никаким моральным или этическим нормам — оно не только оскорбительно для меня лично, но просто подло по отношению к моим снежнянским детям. Обвиняя фильм в подтасовке фактов и постановочности, она тем самым поставила под удар детей, которые, получается, в этой лжи участвовали.

— Считаете ли вы ее решение политическим заказом? Кто, по-вашему, может стоять за Фетисовой?

— Это вы уж сами разбирайтесь! Ваша страна — вам виднее.

— Как вы считаете, возможно ли уладить в будущем ваш конфликт и показать фильм в Украине?

— Будем разбираться. Права на некоммерческий показ фильма у меня (фестивали и пр.), показ коммерческий (ТВ, кино, DVD) эксклюзивно у Фетисовой.

— Показывало ли ваш фильм эстонское телевидение?

— Показывало несколько раз. Фильм шел также и в кинотеатрах.

— Вы приглашали Юру Сиканова переехать в Эстонию?

— Переехать в чужую страну дело совсем непростое.

— Собираетесь ли еще когда-нибудь снимать фильмы в Украине?

— Если будет интересный проект, то обязательно.

— Расскажите немного о ваших творческих планах. Что сейчас снимаете?

— Буквально вчера была премьера моего нового документального фильма "Временно вундеркинд". Это история про 15-летнего Алекса Прайера, английского вундеркинда, который в 13 лет поступил в Петербургскую консерваторию.


Беседовал для сайта Остров

Метки: шахта №8, Марианна Каат
08:54 26.03.2012
Вадим Шамдан опубликовал запись в сообщество Донецк онлайн

"Шахту № 8" запретили для показа на Фестивале документального кино

Фестиваль документального кино едва не оказался под цензурой. Фильм "Шахта № 8", украинско-эстонского производства, запретили для показа за несколько часов до его презентации. Причем, по инициативе украинских сопродюсеров.

Документальная лента о нелегальном использовании детского труда на рудниках, говорят зарубежные коллеги, внезапно не нашла одобрительного отзыва в Украине.

"Фильм, в силу политической ситуации в Украине, сложно распространять. Моя цель — показ сейчас, индивидуальный показ вне фестиваля, чтобы люди вынесли сами свои решения, что этот фильм собой представляет, потому что те обвинения, которые я получила сегодня, неожиданные для меня, они просто оскорбительны", — сказала режиссер, продюсер фильма "Шахта № 8" Марианна Каат.

В центре документальной истории — 15-летний Юрий, который, не имея родительской опеки, вместе со своим другом работал на шахте, чтобы прокормить двух сестер.

Сопродюсер фильма Елена Фетисова от имени компании "Интерфильм" назвала ленту постановочной и несоответствующей жанру документального кино.

Фильм "Шахта № 8" снимали в 2008-20010 годах, в Донецкой области, в городке Снежное. Ленту успешно презентовали на 30 фестивалях в разных странах мира.


источник:

Телеканал новостей "24"
Метки: Снежное, шахта №8, Марианна Каат
15:54 24.03.2012
Вадим Шамдан опубликовал запись в сообщество Донецк онлайн

Показ "Шахта №.8" під загрозою заборони

16 березня оргкомітет фестивалю Docudays UA отримав від продакшн-студії «Інтерфільм» лист-заборону на показ фільму «Шахта №» (Pit#8) (спільне виробництво Естонія-Україна, режисер Маріанна Каат) в програмі фестивалю.Фільм «Шахта №8» — про 15-річного підлітка Юру і його друга Діму з Донецької області, які живуть в самому центрі Донецького регіону – містечку Сніжино. Щодня ризикуючи життям, хлопці добувають вугілля в нелегальних копанках — у закинутих шахтах, у парках та лісосмугах, у підвалинах покинутих будинків.


Дід Юри колись був впливовим керівником великого заводу. Батько Юри вчинив самогубство, мама з новим чоловіком спилися.

Рятуючись від п’яних дебошів, Юра забрав з дому двох сестричок і діти оселилися в сусідньому селі. Юра не вчиться в школі, але дуже суворо слідкує, аби сестри гарно вчилися й ходили в гурток бальних танців. Він – єдиний годувальник для мами й сестер.

Фільм знімався впродовж 2008 – 2010 рр. і був завершений навесні 2011 року. За рік він встиг отримати аплодисменти й захоплені відгуки глядачів та ЗМІ на багатьох міжнародних фестивалях – Tallinn Black Nights Film Festival (Естонія), Sundance Film Festival, Sebastopol Documentary Film Festival, Full Frame Documentary Film Festival,Tribeca Film Festival (Америка), WATCH DOCS, Krakow Film Festival (Польща), Docu Talents from the East (Чехія), Hot Docs (Канада), Minsk International Film Festival Listapad(Білорусь), One World Romania (Румунія) та інших, отримав нагороди та відзнаки у США, Естонії, Канаді, Хорватії, навіть у Росії й Білорусі. (www.pitnumber8.com).

Але в Україні фільм ніхто не бачив, незважаючи на те, що він знімався тут і в його створенні брала участь продакшн-студія «Інтерфіль».

На конкурс Docudays UA фільм «Шахта №.8» подав Естонський фільмофонд, відбіркова рада Docudays UA включила його в конкурсну програму Docu/Право і 24 березня о 17:00 в Будинку кіно мав відбутися показ фільму, а також зустріч глядачів з естонською режисеркою, знімальною групою та хлопчиками — героями фільму.

Для оргкомітету Docudays UA, режисерки Маріанни Каат, а також для Естонського фільмофонду, який вклав у фільм значну суму коштів, заборона «Інтерфільму» показувати «Шахту №.8» на фестивалі була повною несподіванкою, це рішення українського партнера тим більш незрозуміле, що фільм продовжує завойовувати світ — у квітні його покажуть у конкурсній програмі Міжнародного фестивалю документального кіно «Міленіум» у Брюсселі.

Як нам вдалося з’ясувати, естонський ко-продюсер справді передав українському «Інтерфільму» права на показ фільму в Україні з комерційною метою. Пані Маріанна Каат пояснила: естонці сподівалися, «що саме місцевий продюсер знає і вміє найкраще організувати розповсюдження фільму в своїй країні. Естонський фільмофонд самостійно займається розсилкою фільмів на міжнародні фестивалі, ніхто з його працівників навіть припустити не міг, що можуть виникнути якісь проблеми з показом в Україні мого фільму».

Оргкомітет написав листа до авторів заборони: «Просимо повідомити, на яких умовах кіностудія «Інтерфільм» може надати нам право некомерційного разового показу фільму «Шахта №.8» під час 9-го Міжнародного фестивалю документального кіно про права людини Docudays UA в київському Будинку кіно 24 березня о 17:00. У випадку відмови в некомерційному одноразовому показі фільму «Шахта №.8» просимо повідомити причини, що спонукали Вас до такого рішення, оскільки фільм значиться у програмі й у каталозі фестивалю Docudays UA, й ми вимушені будемо відповідати на питання публіки й представників ЗМІ, чому не відбувся обіцяний показ фільму й зустріч з його героями та знімальною групою».

Естонський фільмофонд, режисер Маріанна Каат, Українська Гельсінська Спілка з прав людини також написали до «Інтерфільму» листи з проханням дозволити показ фільму на Docudays UA. Відповідь отримав лише Естонський фільмофонд – український партнер естонців написав, що виняткове право показу в Україні належить «Інтерфільму» й продакшн-студія не змінить свого рішення.

Чому власники приватної кіностудії, які вклали гроші у фільм і мали б бути зацікавлені в його рекламі й прокаті, вирішили, що українці не повинні побачити фільм про експлуатацію праці дітей на нелегальних копанках, де так часто гинуть люди? Чому правовласник успішного в Європі, Америці, Канаді Білорусії й Росії фільму не пишається проробленою роботою, а навпаки — перешкоджає фестивальним показам, тим самим цей фільм знищуючи? Чому «Інтерфіьм» не заперечував проти демонстрації фільму на фестивалі ні в січні, ні в лютому, ні в березні, а заборонив показувати його за тиждень до фестивалю?

Чи буде показаний фільм «Шахта №.8» о 17:00 24 березня в Синій залі Будинку кіно? Чи «Інтерфільм» до кінця наполягатиме на забороні показу, й тоді ми зможемо показати лише уривки з «Шахти №.8»? Це питання хвилює не лише оргкомітет фестивалю, а й естонську режисерку Маріанну Каат, і героїв фільму Юру та Діму, і правозахисника керівника Спілки об’єднання громадян «Трудовий рух «Солідарність» Костянтина Ільченка – вони всі приїхали на наше запрошення до Києва і чекають на зустріч з глядачами.

Оргкомітет 9-го Міжнародного фестивалю документального кіно про права людини Docudays UA.

Метки: шахта №8
07:53 24.03.2012
Вадим Шамдан опубликовал запись в сообщество Донецк онлайн

О фильме хорошем замолвите слово...2012

Сегодня на кинофестивале документального кино Docudays UA Киев, в "Доме кино" состоится встреча с режиссером фильма "Шахта №8" Марианной Каат.
Фильм который был снят в Украине, и который обошел весь мир, получив призы на разных кинофестивалях документального жанра, никак не может попасть в Украину. Предлагаю интервью с Марианной Каат, которое она дала "Комсомольской правде" в 2011 году. Чтобы понять о чем фильм и почему его не пускают в Украину...

Недавно в таллинском кинотеатре Solaris c успехом демонстрировались два новых документальных фильма, представленные эстонским документалистом Марианной Каат. В «Лоботомии» белорусского режиссера Юрия Хащеватского она копродюсер, в фильме «Шахта № 8» — продюсер и режиссер. Эта кинолента уже успела получить несколько международных призов, в том числе две награды престижного фестиваля Full Frame в США.

Страна рухнула, но печки топить надо

— Мне всегда казалось, что шахта — это грандиозное сооружение, с уходящим на большую глубину лифтом и длинными туннелями, по которым гоняют вагонетки. Но в вашем фильме мы видим совсем другие шахты: глубокий колодец, выкопанный во дворе частного дома.

— Местные жители называют их «дырками» или «копанками».

— Почему вы вдруг заинтересовались этой темой? Или не вдруг?

— На самом деле все началось с фильма-сказки, который украинцы снимали в Эстонии, а я была на этой картине копродюсером. Когда съемки завершились, предложила украинскому продюсеру снять что-нибудь в Донбассе. В документальном кино ты ведь не можешь все спланировать заранее, потому что не знаешь, что случится с твоими героями. Но если в самой истории заложен конфликт — территориальный, социальный, личностный, — непременно найдешь что-то интересное. А поскольку все мы вышли из Советского Союза, я хорошо помнила фильмы и телепередачи про шахтеров, которые были едва ли не самым привилегированным рабочим сословием в стране. Когда Союз распался, большинство шахт были закрыты, и люди в этом регионе остались без работы, а следовательно, без средств к существованию. Мы помним лихие 90-е: все приспосабливались, кто как умел. Кто-то уехал на поиски заработков, оставшимся надо было как-то выживать. И, в первую очередь, надо было топить дома. А угольный пласт в этом регионе находится близко к поверхности земли. То есть, в принципе, с помощью нехитрых приспособлений можно прокопать вглубь метров 20-25 — и вырабатывать уголь. И чтобы топить печки, люди начали копать «дырки» в своих дворах. Официально это не разрешалось, но руководство города ничего поделать не могло: частная территория. На одной улице в поселке городского типа Снежное половина домов просто рухнула, потому что под дворами, под домами образовались полости. Но предприимчивые люди стали делать на этих примитивных «дырках» большой бизнес, и территорию начал контролировать криминал, который, как нам пояснили, сросся с властью. Об этом нелегальном бизнесе мы и собирались снять фильм.

На велосипеде — в кадр и в фильм

— Меж тем ваш фильм «Шахта № 8» рассказывает совсем другую историю — историю подростка Юры Сиканова, в 15 лет взявшего на себя роль главы большого семейства. Чтобы прокормить не только сестер, но и мать с отчимом, которые живут отдельно, он добывает в «копанке» уголь. Как вы нашли этого удивительного мальчика?

— История длинная. Сначала мы нашли бывшего шахтера, у которого во дворе была своя «дырка». Пенсионер-правдолюб, он отказался платить дань милиции. Власти отреагировали симметрично: они собрали журналистов и с помпой закрыли «дырку», чтобы показать, как они борются с нелегальным бизнесом. Скандальный сюжет прошел по украинскому телевидению. Но наш предполагаемый герой не собирался опускать руки, он был намерен вести борьбу с властями дальше, чтобы легализовать свой частный бизнес. Через этого человека я хотела показать историю региона. Но когда мы уже собирались выехать в Донбасс, пришло известие, что он умер. Отменить экспедицию было невозможно, и мы с оператором Рейном Котовым и звукорежиссером Иво Фельдтом все-таки поехали…

— Наудачу?

— Я была абсолютно уверена в том, что мы найдем нового героя. И буквально на второй день один парень рассказал нам о своем соседе: зовут Юра, ему 15 лет, он работает в копанке, а его покойный дед в советское время был директором «Химмаша». Я подумала: «По тем временам быть такой величиной! Да это просто бог и царь в регионе, а внук работает в копанке!» Пошли к Юре, но не застали дома. А на следующий день снимаем на раздолбанной улице — и буквально к нам в кадр въезжает на велосипеде мальчик. Он стал спрашивать, кто мы, откуда, что тут делаем, я задаю встречные вопросы — и в какой-то момент понимаю, что это тот самый парень, которого мы ищем. Получилось, мы искали его, а он нашел нас. Это судьба.

— Юра и его сестры, Ульяна и Юля, очень естественно ведут себя на экране. И между собой общаются так, словно не видят камеру. Как вам это удалось?

— Фильм снимался полтора года, и за это время мы были в Снежном больше десяти раз. Иногда приезжали на неделю, иногда на две. А темнеет в тех местах довольно рано, и съемочный день очень короткий, много не снимешь. Все остальное время мы, в основном, проводили с детьми. Здесь очень многое зависит от контакта: если контакт есть, человек, которого ты снимаешь, камеру просто не замечает.

Там жизнь такая, жестокая…

— Как развивалась эта невероятная и в то же время абсолютно житейская история после завершения съемок? Как сегодня складывается судьба Юры и девочек?

— Когда закончились съемки, дети еще жили вместе, хотя было понятно, куда все движется. Но без юридического основания их не могли разлучить. А через полгода (я еще монтировала фильм) мать-алкоголичку все-таки лишили родительских прав.

— Вы умышленно не показываете ее в фильме?

— Когда я увидела ее, меня охватил такой ужас, что невольно воскликнула: «Какие прекрасные у вас дети!» В том смысле, что невозможно представить, как у такой женщины вообще могли родиться и вырасти такие замечательные дети. И я решила не показывать ее в фильме, потому что визуально этот образ потянул бы все на себя, а это совершенно ни к чему, пусть зрители сами представят себе, какая она, эта мать.

— И когда ее лишили родительских прав…

— …младшую девочку, Юлю, забрали в детский дом. События развивались мгновенно и довольно страшно. С Ульяной они ничего не могли сделать, потому что она уже совершеннолетняя. А маленькой девчонке ничего не объяснили, просто пришли в школу, связали руки — буквально! — и увели. И она билась в истерике. Не хочу никого обвинять. Это для нас дикость, а им кажется, что так и должно быть. Они, эти взрослые, сами ничего хорошего в жизни не видели.

— А Юра?

— А Юра сбежал. И скрывался почти полтора месяца, бегал от милиции. Его искали, вызывали в милицию друга, допрашивали, били. Но Юра отключил телефон, чтобы его никто не нашел.

— Вы тоже его искали?

— Конечно! Я звонила разным людям и видела, точнее, слышала, как даже те, кто были на его стороне, теряли чувство реальности. «Он не собирается сдаваться!» — возмущенно говорили они. И я спрашивала: он что, преступник, он совершил какое-то преступление? А поскольку мне Юра все-таки доверяет, через других людей я пыталась передать ему свое мнение: мол, завязывай с этим подпольем. Когда его все-таки взяли, привязали к батарее и держали так всю ночь. Очень жестокие люди. Но снова повторю: там жизнь такая, жестокая.

Дай Бог, чтобы все сложилось

— Вы по-прежнему поддерживаете с ребятами контакт?

— Постоянно. Сейчас у них все более или менее нормально. Юлю перевели в детский дом, который находится в Снежном. Там немного детей и, судя по всему, нормальная атмосфера. Во всяком случае, по ее голосу чувствую, что она уже уверена в себе, позитивно настроена. За Юру волнуется. Сначала он взял на себя роль отца, теперь они поменялись ролями.

— А что с Юрой?

— Что с Юрой? У Юры за плечами сложная жизненная история, а жизнь, по сути, только начинается. На днях ему исполнилось 18. Оканчивает школу-интернат, при ней есть что-то вроде ПТУ, получает там профессию. Но с работой в этих краях сложно, очень сложно! Дай Бог, чтобы у него все сложилось, парень он очень хороший.

— Премьерные показы фильма «Шахта № 8» с успехом прошли в Канаде. Не сомневаюсь, что он нашел большой отклик среди украинской эмиграции. А там, где живут ваши герои, фильм покажут?

— Пока об этом нет речи.

Ссылки на материалы о фильме:


О фильме хорошем замолвите слово...2

Нанук пришел... или «О фильме хорошем замолвите слово 3»

http://progorod.info/story/8928#.T2jNyjX2Aho
http://www.pitnumber8.com/
Метки: фильм, Донбасс, шахта №8
20:25 21.10.2011
Вадим Шамдан опубликовал запись в сообщество Донецк онлайн

Нанук пришел... или "О фильме хорошем замолвите слово 3"



В воскресенье в Перми завершился XI Международный фестиваль документального кино «Флаэртиана». Назван он в честь одного из основоположников документалистики, американского режиссера Роберта Флаэрти. И фильмы в программы пермского смотра попадают только те, что удовлетворяют эстетическим принципам Флаэрти. Это картины, в которых человек проживает на экране часть жизни, сформулированную режиссером по законам драматургии. Пермские призы – исполненные в серебре и золоте маленькие эскимосы-нануки – высоко котируются и в мире. Гран-при (Золотой Нанук) достался фильму Outro нашей соотечественницы Юлии Панасенко. В дни «Флаэртианы» пришло известие, что его отобрали к участию в фестивале документального кино в Амстердаме, одном из самых престижных в мире. Фильм «Шахта № 8» получил Серебряного Нанука в категории «Полный метр», «Последний день лета» – Серебряного Нанука в категории «Короткий метр».

...Вхождение ребенка, подростка, юноши во взрослую жизнь – тема на все времена, и в программе нынешней «Флаэртианы» ей отдали должное. Фильм «Шахта № 8» снят эстонским режиссером Марианной Каат в Украине – там, в донбасском поселке, нашла она интереснейшего мальчишку Юру, который каждый день спускается со взрослыми мужиками в нелегальные маленькие шахты-«дырки», наскребает угля сколько может, продает перекупщикам. Тем зарабатывает на жизнь себе, двум сестрам, матери-алкоголичке и ее сожителю... Но учиться-то ему некогда, вот и вступают в силу «общественные институты»: педагогические тетеньки с начесами читают парню мораль, что, мол, надо подумать о завтрашнем дне, аттестат получить. А он озадачен, чем сестренку накормить сегодня, где бы еще найти «дырку» с углем.

«Шахта № 8» – не «социалка» в чистом виде. Тут скорее Диккенс: не зачерствеет ли подросток сердцем в трущобах жизни? Сегодня Юра и младшая сестренка разведены по интернатам. Накормлены, обуты-одеты и каждый день сидят за партами, только порознь и в казенных стенах.
По материалам "Независимой газеты"
P.S. Марианна поинтересовалась, а знают ли власти Украины, на крайний случай власти Снежного об успехах фильма. То что он с успехом идет по миру, берет призы на фестивалях. Не оставляет равнодушными людей его просмотревших. А в ответ тишина. Нет такого фильма в Украине и проблемы поднятой в фильме нет, в Украине. Ничего нет... Так проще!

Метки: фильм, Донбасс, Снежное, шахта №8
Мы — это то, что мы публикуем
Загружайте фото, видео, комментируйте.
Находите друзей и делитесь своими эмоциями.
Присоединяйтесь
RSS Вадим Шамдан
Войти